Multi-Flavor Candy Cane
http://hunterworld.ucoz.ru/Design/Izmerenie/ast_real_fent/94792.css
http://hunterworld.ucoz.ru/Design/Izmerenie/ast_real_fent/69948.css
http://hunterworld.ucoz.ru/Design/Izmerenie/ast_real_fent/73173.css

Мийрон. Другое измерение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Академия

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sh.uploads.ru/WC75w.jpg[icon]http://sh.uploads.ru/fHKsC.jpg[/icon]

0

2

----------> Общежитие

- И что дальше? - Питер уже три часа стоял неподвижно, расставив руки в стороны и не открывая глаза.
- Продолжай думать о своей способности, - Клаус оторвался от чтения своей любимой книги и взглянул на ученика.
- Это все глупость! - не выдержал Петрелли, однако продолжая стоять, как ему велел учитель. - Мы попросту теряем время! Ты должен был научить меня контролировать свою способность, а вместо этого я тут стою как памятник, а ты вообще занят невесть чем. Чем мне поможет то, что я сейчас делаю?
Терпение парня быстро подходило к заветной точке, миновав которую должен был неминуемо последовать взрыв. Клауса в роли учителя ему посоветовал Нейтан. "Он - мастер своего дела" - заверил брата старший Петрелли. И Питер все ждал пока этот "мастер" начнет свое обучение, но все, что сказал ему Клаус, умещалось в совете думать о способности, находясь при этом в позе дурацкого памятника.
- Это упражнение направлено на выработку твоей выдержки. Как ты хочешь научиться контролировать способность, если не можешь постоять спокойно каких-то пару часов?
- Сколько мне еще стоять? - поддался Питер. - Понимаешь ли, я могу простоять так весь день. Я могу! Но мы лишь потеряем время. Может приступим уже к уроку номер два?
- Не торопи события, - устало закатил глаза Клаус. Ох уж эта молодежь, вечно им неимется. Хотят получить все и сразу, даже не задумываясь о том, что результат нужно заработать долгим и упорным трудом. Выдохнув еще раз, Клаус принялся вновь за чтение.


Еще два часа непрерывного стояния дались Питеру нелегко. Тело начинало ныть, причем каждая мышца напевала свою заунывную песню. При всем этом Клаус не обращал на подопечного никакого внимания, продолжая читать книгу. Временами Питеру казалось, что учитель вообще уснул, но открыть глаза он не мог, а значит проверить чем занят старик тоже не было возможности.
- Я устал, - сознался Петрелли. - Может закончим на сегодня?
Клаус тяжело вздохнул. Сообразительностью его подопечный, по всей видимости, не отличался.
- Ну-ка напомни, что я говорил тебе вчера за обедом? - попросил он.
- Ну... - Питер ненадолго задумался, вспоминая вчерашний разговор. - Сначала ты не хотел браться за мое обучение. Потом назвал меня желторотиком...
- Про способности, - направил Клаус воспоминания парня в нужную сторону.
- Ты говорил, что ключом к познанию своей способности является возможность сосредоточиться на ней в самой ответственной ситуации и, если я буду забивать себе голову чем-то еще, то у меня никогда ничего не получится.
- Ну хоть это запомнил, - проворчал старик. - А теперь ответь, как ты думаешь, в чем смысл твоей сегодняшней тренировки?
- В выработке выдержки, - процитировал слова учителя Питер. - Видимо я должен был продумать свою способность со всех сторон за это время. И я продумал! Много раз...
- Эта тренировка, - перебил его Клаус, - была призвана научить тебя именно концентрироваться на способности. Я сказал тебе думать о ней - ты думал, конечно же, но кроме того ты думал сколько прошло времени, как долго ты стоишь, сколько еще нужно стоять, как тебе неудобно стоять, чем занят я и много чего еще. Все эти мысли и есть мусор, от которого ты сегодня должен был избавиться. Если взять количество всех твоих мыслей за единицу, то о способности ты думал максимум 1 процент из ста. Теперь ты понимаешь, что с такой концентрацией ты ничего не достигнешь? Можешь опускать руки и открывать глаза. Это уже ни к чему, - Клаус медленно поднялся и направился к дому. - Продолжим завтра, - бросил он, необорачиваясь.
- Блин, - выдохнул Питер, повалившись на землю.


Питер сидел за кухонным столом. Его ужин проходил на автомате, так как все мысли были заняты словами, сказанными сегодня его учителем. И как он сразу не догадался, к чему было это идиотское стояние. Парень не мог злиться на Клауса, хотя очень этого хотел. Он прекрасно понимал, что злиться в данной ситуации он может только на себя. Клаус же и вправду оказался толковым учителем. Питер это почувствовал на интуитивном уровне, ну и выволочка сегодняшняя не могла не повлиять на его мнение.
Нужно быть более внимательным на завтрашней тренировке, - думал Питер, медленно пережевывая бутерброд. - С этого момента буду искать подвох в каждом слове этого старика. Чтоб мне провалиться, если я еще раз так слажаю...
Питер автоматически потянулся за следующим куском хлеба и случайно задел нож, который полетел со стола и звонко стукнул об напольную плитку. Парень не торопился его поднимать. Он задумчиво уставился на него, словно тот мог сам подняться с пола и лечь на законное место. После некоторой паузы, Петрелли все же поднял его. Наставив его на ладонь, он, не моргнув, провел лезвием по коже. Нож легко разрезал ткани, оставляя за собой ярко-красную полосу.
Ну же, заживай! - мысленно закричал парень на рану, из которой уже капала кровь. Питер вдохнул побольше воздуха и закрыл глаза.
Заживай, - уже гораздо спокойнее скомандовал он и, откыв глаза, увидел, что рука абсолютно цела, а от раны не осталось и следа.
- Ну вот так бы сразу, - сказал Питер вслух и довольно засмеялся.


Питер не спал практически всю ночь. Он представлял как будет хвастаться своими результатами перед своим учителем, показав ему тем самым, что парень не так уж и безнадежен, как ему могло бы показаться. Едва будильник выдал первые ноты, как Петрелли подскочил с кровати и бросился в ванную. Если бы будильник мог удивляться, он бы сейчас был на высшей ступени удивления. Никогда еще его хозяин так легко не поднимался с кровати. Питер же наскоро одевшись и перекусив на ходу, уже мчался на встречу своему учителю. Естественно он застал его спящим. Клаус не разделял энтузиазма своего подопечного, а потому мог себе позволить сполна насладиться утренней негой.
- Ты должен это увидеть! - не унимался Питер, нетерпеливо расхаживая по комнате.
- Ну показывай, - ленно поднялся Клаус, усаживаясь на кровати и глядя на ученика сквозь с трудом поднятые веки.
Недолго думая, Питер полоснул себя по руке ножом и, попытавшись успокоиться, закрыл глаза, совсем как вчера, когда ему удалось приказать своему телу залечить себя. Рана затянулась на глазах.
- Видел? - восторжествовал Питер, - У меня получилось! Это я себе приказал залечиться!
- Ты идиот, - обреченно вздохнул Клаус. - Твое тело само себя лечит, хочешь ты того или нет. В этом и есть вся прелесть регенерации. Ты считаешь, что это ты себя заставил, на самом же деле твоему телу глубоко наплевать на твои приказы. Оно делает само то,что ему нужно. Ты попробуй заставить себя не регенерироваться. И когда у тебя это получится, приходи. Нам будет о чем поговорить. А пока не мешай мне спать, - Клаус вновь повалился на кровать и натянул одеяло на голову.


Питер обиженно вышел из комнаты, громко хлопнув дверью. Клаус не был виноват в том, что сам Питер себе же и внушил. И с чего он вообще взял, что на учителя его трюк произведет должное впечатление? Но как бы то ни было, было очень и очень обидно. Обидно за то, что ничего не получается. За то, что все старания парня проходят в пустую. За то, что этот чертов старик валяется в своей кровати вместо того, чтобы учить его самоконтролю.
- Ну и черт с тобой! - зло выкрикнул Петрелли уже со двора. - Сам справлюсь!
Вытащив из кармана складной нож, он провел по вене на руке. Кровь ручьем хлынула на землю.
Попробуй заставить себя не регенерироваться... - пронеслись в мысли фраза, сказанная учителем.
- Да запросто! - фыркнул парень, закрывая глаза и посылая мысленный приказ своему телу. Внутренний накал немного стих. Питер открыл глаза и взглянул на рану. Рука оказалась целехонькой, чем подорвала внутренний заряд Питера в пару раз сильнее, чем он был до этого.
- Да чтоб тебя! - выругался он, полосуя лезвием по коже заново.
На этот раз точно получится! - решил он про себя, закрывая глаза и концентрируясь. Откинув все мысли в сторону, в ом числе и мысль, что нужно откинуть все мысли, Питер сконцентрировался исключительно на ранах, нанесенных только что самому себе. Он должен был это сделать! Просто должен и все.


Не смей заживать! Не смей заживать! Не смей заживать! - мысленно приказывал сам себе парень. Поглощенный одной лишь этой мыслью Питер не заметил как рука начала покалывать.
Не смей! Не смей! Не смей! - продолжил давать установку своему организму Петрелли. В мыслях всплыла картина его исполосованной руки. Раны медленно затягивались, оставляя по краям ровные полоски кожи лишь измазанные кровью. - Только не это! Не смей! - Мысленно заорал Питер, и воображение, словно послушавшись, сразу восстановило картину с ранами. Кровь медленно сочилась из порезов как и должно было быть у обычного человека. Обычного, не обладающего суперспособностями человека. Питер и забыл каково это. Он не так давно открыл в себе талант, но успел к нему привыкнуть. Регенерация была очень полезным даром. Именно даром, ведь кому как не Питеру было знать как слабо человеческое тело. Будучи медбратом, он успел на многое насмотреться за свою жизнь. Ему было очень жаль, что он не может поделиться этим даром с другими, не может облегчить им боль этим способом. Возможно потому он и пришел к Клаусу, чтобы тот помог познать ему способность и придумать что дальше с ней можно делать, придумать как помогать людям.
- Уже проснулся? - вывел Питера из раздумий голос учителя.
Проснулся? В каком смысле? - не понял Петрелли, но тем не менее попытался кивнуть. Голова закружилась. Когда он попытался открыть глаза, яркий свет подобно лезвию полосонул по зрачкам, заставляя парня зажмуриться еще сильнее.
- Что происходит? - спросил Питер и сам не узнал своего голоса, настолько слабым и невнятным он казался.
- Ты идиот, - беззлобно отозвался Клаус. - Ты исполосовал себя ножом и потерял слишком много крови. Мне пришлось тащить тебя в больницу. Да, да, - Клаус не дал Питеру задать очередной вопрос. - У тебя все получилось! Видимо, ты не такая уж бестолочь, как кажется. Позже продолжим тренировки. И не вздумай делать глупости, когда меня нет рядом.


Питер был вне себя от радости. Он и не думал, что когда-нибудь завершит первый этап обучения. Он, конечно ждал этого и всеми силами стремился к этому, но что все произойдет так скоро, он не ожидал. Теперь, когда он оглядывался назад на свои тренировки, все ему казалось простым и смешным. И почему только ему тогда было так сложно? Клаус был прав - главное сделать первый шаг. И Питер его сделал. Даже Клаус был доволен, и ему не удавалось это скрыть. Все несколько дней пока Петрелли лежал в постели, Клаус находился с ним, без конца рассказывая разные поучительные истории. Они уже в сотый раз распланировали очередную тренировку. Нельзя было останавливаться на достигнутом тогда, как только все начало получаться. Никто не обещал, что дальше будет легче, но оно того стоило. Клаус не знал, каков предел способности Питера, но в своем воображении рисовал радужные перспективы, которыми делился со своим учеником. Окрыленный Питер дождаться не мог того дня, когда можно будет продолжить занятия. И вот тот день настал. В хорошем расположении духа Питер вышел на задний двор, где его должен был ждать учитель. Как только парень ступил за порог, ему в грудь вонзился кухонный нож, с силой толкнув его обратно. Питер устоял, удивленно переведя взгляд с ножа на учителя, метнувшего в него оружие.
- Что это? - медленно спросил он, не отойдя еще от внезапного происшествия.
- Тренировка, - коротко пояснил учитель.
- Мы о таком не говорили... и что мне делать? Вытащить его и заживиться или наоборот?
- Думай сам, - пожал плечами Клаус и направился в тень дерева.

0

3

----------> Остров Алькатрас

- Давай, детка, ты справишься!
- Не называй меня "детка", - обнажила белые клыки Мелисса. Не передать словами как ей хотелось вонзить зубы в его горло, и лишь осознание того, что Тони пытается ей помочь, держало вампиршу в себе. На самом деле ему это было лишь развлечением, а не жаждой совершить подвиг. Хотя для его же собственной безопасности ему было выгодно, чтобы эти уроки не прошли даром.
- Ну же, крошка, сделай это!
- Я тебе не крошка! - Мелисса рванула в сторону парня и, схватив его за горло, прижала к стене, поднимая его вверх. Тони даже не успел вскрикнуть, не то что уж поднять арбалет, который взял для защиты в подобной ситуации.
- Понял, понял, - спешно прохрипел парень. - Прости, я больше не буду...
Запах старого друга вернул вампиршу на землю, немного остудив ее гнев. Она снисходительно опустила Тони на землю и, нехотя, разжала пальцы.
- Еще как будешь. В этом весь ты, - равнодушно констатировала она, расслабленно возвращаясь к кровати, на которой мерно посапывала какая-то женщина-коматозница. Тони мог рассказать всю ее биографию с момента рождения и до настоящей секунды, но Вандел это было ни к чему. Она не любила забивать себе голову тем, о чем завтра и не попытается вспомнить. - Но запомни, - вновь повернулась она к другу, блеснув хищным огоньком в глазах, - придет время, и я растерзаю тебя в клочья... медленно...

0

4

Хочешь, чтобы я сам подумал? А я ведь подумаю! Да так подумаю, что ты потом всю жизнь жалеть будешь! - Питер со злостью сжал зубы. Ему так и хотелось вытащить нож и швырнуть его изо всех сил в "добродетеля". Выходки Клауса порой бесили до предела, и Питер сам удивлялся, как ему удается все это терпеть. - С другой стороны, все, что до сих пор вытворял этот безумец, давало лишь положительные результаты, - успокоил он себя. - Но футболку все же жалко... - подумал Петрелли, вытащив нож и разглядывая кровь, впитавшуюся в материал одной из его любимых футболок.
- И что дальше? - спросил парень, подходя к учителю. - Будем учить меня уклоняться от ножей?
- Еще чего, - помотал головой Клаус. - Я не нанимался тебе кунг-фу-мастером. Владение боевыми искусствами не зависит от твоей способности, хотя было бы очень не лишним для будущего "супергероя".
Клаус нарочно протянул последнее слово, словно насмехаясь над надоедливым ребенком, однако Питер пропустил колкость мимо ушей. Парень решил не терять времени даром и параллельно пройти тренировку самообладания, тем более компания такого "остряка" этому весьма способствовала.
- Тогда к чему был этот выпад? - Петрелли продемонстрировал нож учителю.
- А, это... - как бы вспоминил Клаус, - проверим твою способность "на прочность". Если ты не против, конечно?
Опять этот издевательский тон. Питер вздохнул и покачал головой.

0

5

Мелисса медленно наклонилась к коматознице. От звука биения сердца женщины, в вампирше разгоралось чувство голода. Доля секунды разделяла ее сейчас между жизнью и смертью этой несчастной. На самом деле Мелиссе было глубоко наплевать на жизнь очередной жертвы. Ей хотелось есть. И даже если бы она была сыта, вряд ли бы у нее появилось желание сделать для коматозницы доброе дело и оставить ее в живых.
- Соберись, детка, мы тут по делу, - одернул Вандел Тони, очевидно увидев, как верхняя губа вампиршы поползла вверх, обнажая белоснежные клыки.
- Да знаю я, знаю, - очнулась словно ото сна девушка. - Я в порядке...
- Да уж, вижу, - издевательским тоном протянул Тони. - Признаться, я думаю, зря мы все это затеяли. У тебя кишка тонка сделать это...
- Заткнись, - прошипела Мелисса сквозь стиснутые зубы. Отодвинув волос коматозницы с подушки, она провела ногтем по бледной коже женщины. Алая струйка крови появилась сразу же, норовясь испачкать подушку, но Мелисса опередила каплю, утерев ее пальцем. Запах крови резко ударил по обонянию. Голова закружилась. Все вокруг поплыло, сливаясь в одно сплошное мессиво. Резкий толчок в спину, привел Мелиссу в чувство ровно настолько, чтобы осознать, что Тони всадил ей в спину стрелу из арбалета.
Опять облажалась, - успела подумать Вандел, падая на пол.

0

6

- Что подозревает твое "испытывать на прочность"? - осведомился Питер. Он решил, что неплохо бы для начала понять, что в голове у старика, прежде, чем тот снова решит использовать его как доску для дартса.
- А тебе никогда не было интересно, сколько ты можешь выдержать? Сможешь ли ты, например, выдержать удар током из простой розетки, или молнии?
- Стоп, стоп, - отступил Петрелли. - Я решительно против всяких опытов над моей персоной! Еще нехватало, чтобы ты ненароком убил меня...
- Не будь неженкой, - презрительно сморщился Клаус. - Мы же не будем сразу сажать тебя на бочку с порохом. Так, на взрывпакет сначала, - он мерзко захихикал.
- Сдается мне, ты просто развлекаешься, - надулся Питер. - Мы вообще-то собирались это контролировать, а не доводить меня до болевого шока. И вообще, подобная информация может познаться и в "боевых условиях", если уж на то пошло. Совсем не обязательно калечить меня прямо сейчас.
- Кто здесь учитель? Ты или я? - посерьезнев, уточнил Клаус, схватив Питера за руку и, выхватив у него же нож, с одного маху отрубив парню мизинец.
- Ты совсем спятил? - заорал Питер, хватаясь за покалеченную руку.

0

7

Мелисса пришла в себя все в той же палате. Очевидно, Тони поленился тащить ее в мотель и решил, что сама дойдет, когда очнется. В принципе, это Вандел и собралась сделать, едва ее рассудок вернулся на место. Однако горе-наставник решил поиздеваться над бедной девушкой еще.
- Мы же не закончили! - возмутился он, когда вампирша направилась к двери. - Нельзя вот так все бросать!
- Закончили и можно, - коротко бросила через плечо девушка, намереваясь взяться за ручку двери. Стрела, вонзившаяся рядом с ручкой, заставила ее передумать. - Не зли меня, гаденыш... - прошипела она, оборачиваясь на сверхнаглого парня.
- Ты можешь сбежать сейчас, но ты не сможешь убегать вечно, - поучительно оправдался Тони.
- Я не убегаю! - Взвинтилась Вандел. - Не думай, что такой умный... - не найдя иных слов в свое оправдание, Вандел резко развернулась на каблуках и решительно подошла к женщине. Теперь она точно должна была это сделать. Иначе этот червь, Тони, житья ей не даст. И какого черта она вообще его терпит? Возможно потому, что он - ходячая энциклопедия и знает все и про всех? Или потому, что вытаскивает ее изо всяких передряг? Или потому, что он ее единственный друг?
Хм... а говорят, что друзей выбирают... нифига! Они сами находятся и лезут в твою жизнь хочешь того или нет, - мысленно усмехнулась вампирша. Как бы то ни было, этот урок она обязана довести до конца, во что бы то ни стало.

0

8

Боль от пореза не была сильной. Питер никогда не терял конечностей и не знал каково это должно было быть. Но то, что случилось дальше, заставило глаза парня расшириться до необъятных размеров. На месте отрезанного пальца отрастал новый. Буквально отрастал. Клетка за клеткой новый мизинец довольно быстро восстановился на прежнем месте, словно ничего и не произошло. Несколько мгновений и рука уже находилась в полном порядке. Питер с трудом оторвал изумленный взгляд от руки и перевел его на учителя. Казалось, Клаус был удивлен не меньше своего подопечного, но тщательно скрывал свои эмоции, словно он предполагал такой исход. Спустя несколько минут, к обоим вернулся дар речи.
- Ты это видел? - уточнил Петрелли.
- Тяжело было не увидеть, когда ты размахивал тут руками, как курица крыльями, - отмахнулся учитель. - Ну по-крайней мере, теперь мы знаем, что в случае чего, тебе не придется беспокоиться о своих потеряных частях тела в самое неподходящее время. А это немаловажно в боевых условиях... Ты же понимаешь, что из тебя вышел бы отличный солдат?
- Я не хочу в армию, меня устраивает моя работа, - запротестовал Питер, уже забывая про проведенный только что эксперимент.

Остаток дня Клаус только и делал, что измывался над парнем, то и дело отрезая ему то пальцы на руках, то на ногах. Против экспериментов над ушами Питер был решительно против. Впрочем, Клаус и не настаивал - не больно-то и нужно это в "боевых условиях". Каждый раз на месте отрезанного пальца отрастал новый, что немало забавило учителя. Под вечер он наконец-то решил остановить издевательства, сказав, что отрезаных пальцев набралось достаточно.
- На суп хватит, - подразнил он своего ученика. Понятное дело, что никакой суп варить из человечины он и не собирался, но после выдал более серьезный вариант, заявив, что Питер теперь с легкостью может быть "бесконечным донором органов" и "вылечить всех обездоленных". И если Петрелли всерьез задумался о такой возможности, то Клаус лишь махнул рукой на собственное предложение, мотивируя это тем, что в таком случае Питер не встанет с операционного стола, пока его не "разберут по винтикам до конца". Петрелли и на таком варианте не против был остановиться, но желание пробудить еще более полезную для людей силу, заставило идти дальше. Клауса такой расклад устроил. Порой Питеру казалось, что тот смотрит на него глазами безумного ученого на пороге нового открытия, но как бы неприятен был этот взгляд, парень терпел, ведь благодаря Клаусу он добился того, что умеет сейчас. И благодаря ему же, выучит еще немало нового.

0

9

Царапина на шее женщины зазывно расточала аромат уже успевшей свернуться крови. В нынешнем сотоянии Мелиссы даже такое угощение ей было бы по вкусу. Но давящее присутствие горе-учителя за спиной и неприятное воспоминание о стреле все в той же спине заставляло держаться.
Дьявол, - мысленно выругалась вампирша. - С какого дьявола меня вообще должен заботить этот самоконтроль? Я же вампир! Мы вообще-то высшее звено в пищевой цепи. Проголодался - поел. Всегда так было. С чего теперь нам сдерживаться? Заискивать перед какими-то людишками, - Вандел бросила быстрый взгляд на Тони, который, по всей видимости, изрядно скучал. - Он еще и скучает! - звериный рык еле сдержался, чтобы не вырваться наружу. - Ну подожди, развеселю тебя сейчас...
Мелисса отпрянула от коматозницы и метнулась к Тони, вдавив его в стену.
- Ты... ты это... чего? - внезапно начал заикаться парень, вытаращив на вампиршу глаза.
- Решила попрактиковаться на тебе, - хищно промурлыкала ему в ухо девушка, ощущая как пульсируют вены под тонкой человеческой кожей.
- Мел... остынь... это же я... - чуть слышно залепетал Тони.
Вандел расхохоталась. Ей нравилось пьянящее чувство собственного превосходства. Оно ставило все на свои места. Давало понять людям кто стоит перед ними, заполняло страхом их глаза.
- Шутка, - Мелисса перестала смеяться и, смерив друга презрительным взглядом, вернулась к коматознице.

0

10

Проснулся Питер раньше обычного, еще до того, как первые лучи солнца осветили стену напротив. Все это время парень молча созерцал серый потолок, толком его и не видя. Перед глазами мелькали мысленные образы вчерашнего дня. Петрелли был рад, что познание собственной способности проходит довольно внушительными темпами, однако где-то в глубине сознания поселился необъяснимый страх. Он боялся того, что способность может внезапно исчезнуть, как и того, что сменив ее на другую, он не сможет так же легко с ней управляться. А еще он боялся того, что еще познать не успел. Даже не беря во внимание новых возможных способностей, кто знает на что он способен с тем, что имеет. Не станет ли он потом чудовищем? Не изменит ли себе, получив такое могущество? Делиться своими переживаниями с Клаусом Питер не мог - старик не разделил бы с ним его сомнений. Да что уж там говорить о нем, даже если родной брат Питера так долго скрывал от него правду, а после водил за нос, называя его сумасшедшим. А ведь сумасшедшим Питер не был. Теперь, когда он знал правду про свои способности, он был точно в этом уверен.

Очередной день тренировок ничем не отличался от многих предыдущих - Клаус продолжал измываться над учеником, кромсая его тело то тут, то там и заставляя Питера не исцелять раны, якобы чтобы усилить его контроль над способностью. Петрелли его методы, как и обычно, не нравились, но он стойко с ними справлялся, позволяя "безумному старцу", как он его про себя окрестил, вытворять все, что тот хочет. Парень не сомневался, что все эти эксперименты наверняка принесут пользу, пусть пока и не очень уж очевидную. Лишь после обеда Клаус решил остановить тренировку.
- Пора тебе испытать себя в боевых условиях, - пояснил он, собирая за своего ученика сумку. - Мой информатор сообщил мне о наклюнувшемся деле. С твоим прогрессом оно как раз кстати. Испытаем тебя в схватке с ангелом.
- С ангелом? - вопросительно поднял брови Питер, стараясь понять шутит ли его учитель или нет. - Не думаю, что я могу вот так просто справиться с ангелом...
- Просто и не сможешь, - перебил его Клаус. - Но кому как не чудо-мальчику выходить против небожителя? И вообще, не пререкайся с учителем. Я сказал "иди", значит иди.
Не дав парню высказать свою точку зрения по возникшему вопросу, Клаус вытолкнул ученика за дверь, всучив ему собранную им сумку.

----------> Оружейный магазин

0

11

----------> Банк

Настроение у Питера было ни к черту. Ему было бы гораздо лучше, если бы не пришлось убивать того ангела. Да и вообще кого бы то ни было. Парню даже не хотелось сейчас философствовать по поводу того, что мир устроен неправильно и жестоко и можно было бы создать его совершенно по-другому, отбросив все жестокости. Клаус, казалось, догадывался о состоянии Петрелли и встретил его без лишних докучательств и на удивление тихо: не расспрашивал о деле, не отпускал ядовитых подколок, - просто открыл дверь, когда его ученик появился на пороге, и молча ушел на кухню, хлопотать над ужином.
Интересно, он знал, что будет, когда посылал меня на то задание? - задался вопросом охотник, молча пережевывая кусок хлеба с колбасой и наблюдая за учителем. Действия Клауса всегда вызывали в нем кучу непонимания, но мотивы оставались ясны - старик делал все необходимое, чтобы помочь Питеру познать свою способность. - И это тоже часть обучения? Но разве можно в процессе обучения лишать кого-то жизни? Даже если это нечисть... Можно ли остановить ее, не убивая? Тот ангел вовсе и не сопротивлялся и даже... улыбался? Значит ли это, что он сам устал от своей сущности, устал приносить вред?
С самого начала Питеру втолковывали, что нечисть есть зло во плоти. Что никаких добрых мотивов и поступков у нее быть не может. Но мог ли он верить всему этому? Может люди просто не встречали пока доброй нечисти. А она есть...
Выпив таблетку аспирина от непрекращающейся головной боли, Петрелли заснул, чтобы набраться сил к завтрашним тренировкам.

Утро началось рано - с поливанием холодной водой спящего Петрелли его злоучителем. Вся деликатность и понятливость Клауса за ночь куда-то подевалась, словно ее и не было вовсе, а был всего лишь приятный сон, где учитель понимает чувства и настроение своего подопечного. На все негодования Питера, Клаус лишь пожимал плечами и советовал направить всю энергию на тренировки, которые на этот раз были тесно сплетены с боевыми искусствами, а если быть точнее, попытками Петрелли хотя бы разок попасть кулаком по своему не по возрасту шустрому наставнику. От своего бессилия парень злился все больше, а Клаус лишь бросал едкие подколки и наставлял утихомирить свой гнев. Вспоминать про ангела Питеру не удавалось. Попросту не было времени и повода, а это, как уже позже догадался Питер, была весьма удачная попытка Клауса отвлечь его от депрессии и философствований.
Все-таки он очень даже неплохой человек, - думал Питер, подставляя разгоряченное тело под холодные струи душа. - Вот только методы у него... неадекватные. Ну неужели он не может проявлять свою доброту и участие, чтобы это не выглядело как издевательство? Я же понятливый, я и мягкость понял бы. Или не понял?
Парень вспоминал свои прежние душевные волнения. Вспомнил как брат пытался его успокоить, посочувствывать, а он его попытки безжалостно обрывал, думая, что помощь в первую очередь должна быть ощутимой, осязаемой, очевидной. Питер опустил голову. Ему стало стыдно, что раньше он был таким глупцом.
Клаус и вправду мудр, - отметил он про себя, начиная гордиться своим учителем, нашедшим подход даже к такому капризе, как Питер.

0

12

Знакомая больничная палата встретила Мелиссу как давнюю подругу. Почему Тони постоянно водил ее к одной и той же женщине, Вандел понять не могла, но, в принципе, и не пыталась понять. Ей было важно научиться контролировать свою жажду, а все остальное уходило на задний план. Хотя сегодня, как ей казалось, было не очень подходящее время для тренировок. Сегодня она была не голодна. Вдоволь напившись охотничьей крови в тюремной камере, сейчас вампирша чувствовала себя потрясающе. И сдержаться перед "угощением" в виде коматозницы ей было крайне легко. По крайней мере она так думала. Когда Тони сделал небольшой порез на руке больной, жажда нахлынула на Мелиссу, словно она не ела пару недель. В мгновение ока оказавшись возле кровати, Вандел уже почти вцепилась зубами в кровоточащую конечность, как снова знакомое чувство жения от стрелы в спине вернуло ее сознание к жизни. И ладно бы это была простая стрела, но ведь ее горе-учитель смазывал их каждый раз кровью мертвеца, а вот уже из-за этого вампирша вырубалась на какое-то время. Вырубилась она и сейчас, так и не поняв, успела ли она выпить крови или нет.

0

13

Вступив на новый уровень управления способностью, Питер чувствовал себя на подъеме чувств и эмоций. Как заверил его Клаус, осталась последняя ступень для полного овладевания тем даром, что у него есть. То, что это дар, а не проклятие Петрелли теперь был уверен точно. Они с Клаусом провели очень много времени за обсуждением того, сколько пользы Питер теперь может приносить другим. На последней стадии обучения Клаус попросил помощи у своих знакомых - людей, также обладающих способностями. Каждый из приглашенных умел что-то свое, и каждый из даров был интересным, необычным, потрясающим. Способный перенимать чужие способности Питер, терялся в выборе, ведь он мог выбрать себе любую из них, переняв ее себе. Но Клаус настоятельно не рекомендовал ему менять регенерацию, к которой Петрелли уже так привык. Потому, наэкспериментировавшись в перетягивании чужих способностйх, Питер каждый урок заканчивал перениманием регенерации у Клауса. И ему становилось комфортно в привычном для себя умении. Это было сравнимо с тем, как если бы он перемерил в магазине кучу нарядов, а под конец вернулся к своему свитру и джинсам, в которых ему и удобней и привычней.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC