Multi-Flavor Candy Cane
http://hunterworld.ucoz.ru/Design/Izmerenie/ast_real_fent/94792.css
http://hunterworld.ucoz.ru/Design/Izmerenie/ast_real_fent/69948.css
http://hunterworld.ucoz.ru/Design/Izmerenie/ast_real_fent/73173.css

Мийрон. Другое измерение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мийрон. Другое измерение » Фонтан знаний » Легенды и мифы


Легенды и мифы

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Легенда Снежного Замка

- Еще не поздно поступить правильно, - Зильда с горечью смотрела в окно, где внизу пылал заревом пламени осажденный нижний город, а усталые стражники уже который час с трудом сдерживали врагов, стремящихся попасть в замок.
- Я и поступаю, - Элдор был непреклонен в своем решении. – Если Грэмус хочет заполучить мой трон, ему придется переступить через меня!
- Да что такое трон? – Женщина резко развернулась, но осознав бессмысленность такого подхода, продолжила более спокойно. - Предмет мебели – не более. Ты не перестанешь быть королем, пока твой народ верен тебе. Но людям нужен живой король. Живой, понимаешь? – она умоляюще заглянула мужу в глаза. – Ты сам понимаешь, что мы не сможем выстоять сейчас. Грэмус чрезвычайно силен. Его армия в разы превосходит нашу численностью. У нас нет шансов! Но если ты спасешься – у людей будет надежда. Мы вернемся, когда будем готовы противостоять ему…
- Мы готовы! – перебил королеву Элдор. – Я готов. И если мне суждено сегодня умереть – да будет так. Но я не побегу как трус. Я не буду сидеть позорно в стороне и ждать, пока мой народ погибает за меня.
Зильда горько усмехнулась, возводя глаза к потолку, чтобы сдержать такие несвоевременные сейчас слезы. Столько раз уже она заводила этот разговор, но каждый раз он заходил в тупик, упираясь в стену решимости Элдора. А она все не могла позволить себе перестать пытаться убедить его. Ведь он – единственное, что имело значение для нее в этом мире. И черт с ним с королевством, с престолом, с народом и вообще со всеми, гораздо важнее для нее было, чтобы ее муж всегда был рядом живой и здоровый. А он так упрямо сопротивлялся, ставя интересы королевства выше собственной жизни.
- Ты же знаешь, я не могу иначе, - тихо прошептал Элдор, нежно обнимая жену. И от этих объятий ей становилось только горче. Хотелось схватить его и силой потащить тайными коридорами подальше от этого замка, от этого безумства, от неминуемой гибели. Хотелось закричать от бессилия, разрыдаться, не сдерживая волну слез, уже давно тщательно скрываемую за личиной храбрости, но она не могла. Да, она боялась. Страшно боялась. Кто мог осудить ее за это? Но она не могла показать этого сейчас. Сейчас, когда ее поддержка была так необходима ее королю.
Шаги в коридоре прервали объятия влюбленных.
- Нижний город пал, Милорд, - Шажар бесцеремонно распахнул двери в тронную залу. – Враги уже подбираются к замку и совсем скоро будут здесь. Грэмус требует твоего отречения или… - мужчина помедлил, бросив виноватый взгляд на королеву, - или твоей смерти…
- Что и ожидалось, - выдавил неубедительно-бодрую улыбку Элдор, но не встретив отклика на лицах присутствующих, продолжил более серьезно: - он не получит ни того, ни другого. Пусть придет и попытается взять то, зачем пришел.
- К чему твоя глупая гордость, брат? – сорвался на крик Шажар. – Ты же знаешь, что мы не выстоим против него! К чему это бессмысленное кровопролитие? Почему другие должны страдать из-за твоего самолюбия? Если ты откажешься от престола, то останешься жив! Мы все останемся живы!
- Ты бы так и поступил? – гневный взгляд короля пригвоздил младшего брата к полу, прожигая насквозь. – Ты бы отступился от всего того, чем мы жили, во что верили с самого рождения? Ты бы предпочел позорную жизнь труса почетной смерти? Если да, то ты не достоин занять трон после моей смерти!
Тишина, повисшая в комнате, казалась густой и осязаемой. Она проникала в легкие, распирая их изнутри, мешая дышать, и тяжелым грузом давила на плечи присутствующих, словно силясь поставить их на колени. Первым молчание нарушил Шажар.
- Прости меня, брат, - он положил руку на плечо Элдора. – Я понимаю твое решение. Я знаю, что ты истинный король и никогда не передумаешь. Поэтому у меня нет другого выхода… - острый клинок на мгновение блеснул в воздухе, прежде чем вонзился в сердце короля.
- НЕТ!!! – пронзительный крик королевы, казалось, был слышен по всему королевству, но Зильда не осознавала происходящего. Все вокруг словно остановилось. Промежутки между ударами собственного сердца, колокольным набатом отдававшими в голове, казались невозможно длинными. События вокруг происходили, словно в замедленной съемке. Зильда не видела, как в комнату ворвались завоеватели. Не видела, как Шажар, встав на колени перед Грэмусом, отрекается от престола, перешедшего к нему по праву после смерти короля, и просит о снисхождении к оставшимся в живых жителям королевства. Не видела, как победно ликуют враги над поверженным королем. Только Элдор занимал все внимание королевы сейчас. Шок от увиденного сменился приступом ярости.
- Это ты! Ты предатель! – бросилась женщина с кулаками на Шажара. – Как ты мог? Как ты мог убить родного брата? Как ты мог убить Короля?
- Успокойся! – Предатель с силой оттолкнул Зильду, отчего та полетела на пол. – Только так можно защитить людей. Только так мы останемся в живых. Грэмус обещал, что не тронет больше никого. Ему нужен только престол, только наш замок. А Элдор никогда бы его не уступил. Из-за него мы бы все погибли…
- Замок никогда ему не достанется, - перебила Шажара королева, медленно вынимая клинок из тела мужа. Стража Грэмуса преградила ей дорогу к своему предводителю, но она и не спешила нападать. – Я проклинаю его кровью Элдора, кровью Короля! А ты, - Зильда перевела обезумевший взгляд на Шажара, - Элдор всегда любил тебя... Этот замок всегда тепло принимал тебя. Так пусть же он испепелит тебя своим теплом! Я проклинаю тебя своей кровью! – И вновь смертоносный клинок мелькнул в воздухе, отражая последние лучи заходящего солнца и лишая жизни еще одного члена королевской семьи.
- Она обезумела, - Шажар отвернулся от мертвой королевы, упавшей рядом с мужем. – Надеюсь, ты сдержишь свое обещание, Грэмус. Люди… - договорить он не успел. Нестерпимый жар разлился по всему телу. Внутренности словно заполнило раскаленным металлом. Кожа покраснела и пошла волдырями. О том, что в это же время замок начал стремительно обледеневать, превращая зеленые деревья и цветущие кусты роз в ледяные статуи, он уже не мог знать. Зато узнали захватчики, в панике бежавшие от волны обледенения, внезапно хлынувшей из тронного зала. Узнали и люди, в спешке покинувшие родные дома, захваченные смертельным холодом. И лишь Шажар не мог ощутить этот холод, ведь замок отдал ему все свое тепло без остатка.

Легенда о проклятии разлетелась по всем окрестностям. Никто больше не осмелился претендовать на замок, охраняемый, по людским поверьям, душами Элдора и Зильды, обитающими в нем. Лишь искренне любившие своих правителей жители наведывались в замок и приносили подношения в память о короле и королеве. И замок принимал их дары. Он не стал безжизненным памятником страшных событий того дня. Нет, люди, оставшиеся верные Элдору продолжали жить в своих родных домах нижнего и верхнего города. Их жизнь была исполнена мира и доброты, ведь тепло, более не касающееся ледяных стен замка даже в самый жаркий летний день, но, тем не менее, не переставшее накапливаться в них, поселилось в их душах, согревая и помогая не замерзнуть среди льда и снежных сугробов. Короля и королеву захоронили в подвале в семейном склепе королевской семьи. Однако самого Шажара так и не нашли. Лишь черный, выжженный круг посреди тронной залы напоминал о его существовании.

Автор: MissisAckles

Местность - Горы Сильвер, Замок Элдора

0

2

Явление огненного вестника

Рыночная площадь, как и всегда, была многолюдна. Разноликая толпа гудела множеством голосов: веселых и спорящих, громких и тихих, звонких и глухих. Один из таких звонких голосков не замолкал с самого утра.
- Мам, смотри, я жонглирую! – хвастался успевший уже где-то выпачкаться мальчонка, подбрасывая в руках две картофелины. – Совсем как тот циркач с площади!
- Ты уверен, что у него было всего две картофелины? – нарочито выделяя голосом количество, уточнила мать. – И мне казалось, что они должны идти по кругу, а не каждая прыгать в своей руке, - женщина потрепала сына по голове и, подкинув ему еще одну картошку, вновь принялась рассматривать овощи на прилавке, выбирая те, что посвежее, и складывая их в корзину. Малыш увлеченно пыхтел в стороне, но справиться с лишним предметом ему так и не удалось.
- С тремя не получается! – Наконец обиженно воскликнул он и, вымещая злость на картофелине, швырнул ее назад через плечо. Сзади кто-то сдавленно охнул.
- Ой, простите… - виновато пискнул малыш, поднимая картофелину из-под ног красивой молодой девушки с огненно-рыжими волосами и невероятно холодным взглядом ярко-зеленых глаз.
- Простите его, госпожа, - подхватила его мать, пряча сына за спину. – Он не хотел… это получилось случайно…
Девушка не шевельнулась, лишь продолжала бесстрастно изучать женщину взглядом, словно смотрящим сквозь нее. И от ее взгляда сердце матери словно леденело, а малыш удивленно смотрел на мать и совсем не понимал, что ее так испугало, почему она стала бледнеть на глазах, и почему люди на рынке замолчали, устремив десятки пар глаз на них.
- Не надо, госпожа, молю вас... он же всего лишь ребенок… всего лишь ребенок… - чуть слышно лепетала женщина, где-то в глубине души понимая, что все уже предрешено, но все же тщательно пряча ребенка за спиной, цепляясь за призрачную надежду.
- Чтобы у него руки отсохли, - надменно произнесла девушка несоответствующим сказанному медовым голосом и, развернувшись, зашагала по образовавшемуся коридору из расступившихся перед ней крестьян.
Услышав приговор, мать зарыдала, изо всех сил обнимая сына, словно делает это в последний раз. Ее плач эхом разнесся по умолкшей площади. Мальчику было неудобно оттого, что все на них смотрят, но испуганный поведением матери, он не стал вырываться, как и не стал говорить, что у него словно тысячей иголок начало колоть пальцы.

- Я убью ее! – прорычал кузнец, хватая жену за плечи и, стараясь не глядеть в опухшие от слез глаза женщины, словно ребенка отставил ее в сторону.
- Умоляю тебя, не делай этого! – с завидной настойчивостью Стелла в сотый раз преграждала своим телом дорогу рассвирепевшему мужу. – Она и тебя погубит. Хватит с нас того, что она уже сделала. Посмотри, что она сделала с нашим сыном. И глазом ведь не поведет, сводя тебя в могилу… Ты о нас подумал? Каково мне потом придется безмужней с больным ребенком на руках? А Бран? Что будет с ним? Как ему расти без отца? – Женщина замолчала, поняв, что привела доводы, сыгравшие совсем не в ее пользу. Упоминание Брана, сжавшегося в комочек в углу на деревянной кровати и боявшегося пошевелиться, только добавило свирепости и без того разгоряченному мужчине. Стелла уже в миллионный раз прокляла себя за то, что дала ему ту треклятую картофелину, ставшую причиной того, что в корне изменило судьбу мальчика. Его руки, прежде такие сильные для его возраста и такие ловкие, теперь безвольными плетьми свисали с плеч, словно рукава рубахи были набиты соломой, совсем как у пугала, что стояло на огороде.
- Кто-то должен ее остановить, - Крамус выглядел настолько пугающе, что женщина невольно отступила в страхе. – Слишком уж много горя эта ведьма принесла нашей деревне.
- Ты прав, пора ей заплатить за все, - несколько крестьян с вилами и факелами показались в дверях. – Мы все натерпелись от ее выходок. Мы пойдем с тобой, - мужчины расступились, выпуская кузнеца на улицу, где его ждала жаждущая мщения толпа.

Мерным шагом Лольда направлялась к кладбищу. Сегодняшнего полнолуния она ждала уже долго. Только в такую ночь пыль, собранная со свежей могилы, имела особую силу. Силу, так необходимую ей для поддержания молодости и красоты. Откинув надоедливую рыжую прядь, она придирчиво осмотрела нужное надгробье.
- Недостаточно свежая могила, - недовольно вздохнула она. – Надо было проклясть того мальца с рынка на смерть. Его бы могила точно подошла…
Яркий свет озарил спящее кладбище, словно сзади внезапно вспыхнул стог сена. Однако обернувшись, ведьма увидела совсем не то, что ожидала. Полыхающий ярким пламенем человеческий силуэт стоял напротив нее, обращенный к ней лицом, также скрытым за языками пламени.
- Ты еще кто такой? – вопросительно изогнула изящно очерченную бровь Лольда. – Что тебе надо?
- Сегодня ты умрешь, - раздался глухой булькающий голос, словно изнутри кипящего котла.
Ведьма расхохоталась. Ее смех ледяными волнами покатился по кладбищу. Никто прежде не смел бросать ей вызов. Одного ее слова было достаточно, чтобы повергнуть соперника. Наслать на него такую порчу, что он не выдержал бы и дня.
- Уйди с глаз моих, - отмахнулась девушка, - у меня и без тебя дел много.
- Я предупредил тебя, - огненный силуэт исчез, оставляя после себя лишь сноп ярко-красных искр, еще пару мгновений паривших в воздухе, а после погасших, уступив место лунному свету.
Победно усмехнувшись, ведьма уж было собралась вновь вернуться к могиле, как до ее слуха донесся лай собак и голоса толпы, а после и отблески факелов заиграли на надгробьях. Сомнений быть не могло – крестьяне шли за ней.
- Что ж, когда-то это должно было случиться, - улыбнулась ведьма, отважно выходя навстречу своим карателям.
- Долго же вы терпели, - рассмеялась Лольда в толпу, словно по команде замолкшей и нерешительно выстроившейся перед ней. – Ну? Кто первый получит проклятье? – С издевкой поинтересовалась рыжеволосая, скользнув взглядом по лицам крестьян.
- Умри, ведьма! – громогласно прорычал кузнец, запустив в девушку первый булыжник. И словно получив команду, град камней полетел следом.
- Да будьте… Да чтоб вас… - не успевала осыпать проклятиями крестьян Лольда, тщетно стараясь увернуться от камней. Поняв, что выстоять против разбушевавшейся толпы ей не удастся, ведьма обратилась в бегство. Побитые ноги отказывались нести не менее побитое тело в сторону леса. Споткнувшись уже не в первый раз, девушка кубарем полетела в овраг, что отделял кладбище от леса, цепляясь пышной шевелюрой за кусты и клок за клоком оставляя на них свои локоны. Но сейчас они ее мало заботили. Гораздо важнее ей было добраться до леса, что укроет ее от гнева сельчан.
- Убереги от зла… - шептала окровавленными губами заклинание ведьма, не сводя глаз с частых деревьев, до которых уже могла докоснуться рукой. И лес повиновался ее приказу. Могучие стволы заградили путь преследователям, многочисленные ветви склонились до земли, не давая им прохода. Совсем скоро голоса остались далеко позади. Лишь тогда девушка позволила себе в бессилье упасть на сырую землю.
- Пришло время платить по счетам, - раздался над ней уже знакомый голос. – Я заберу твою душу в ад.
Через силу подняв голову, Лольда устремила взгляд на огненного вестника. На этот раз смеяться сил не было. Ведьма понимала свою обреченность.
- Убереги от зла! – во все горло прокричала она лесу, последний призыв. Толстые ветви, словно змеи, стремительно направились к вестнику, но тот даже не пошевелился, лишь поднял руки. Адский жар охватил все вокруг. Деревья затрещали, объятые пламенем, ровным кольцом расходящимся все дальше и дальше. И лишь теперь, когда все вокруг было объято бушующим пламенем, а тело нестерпимо жгло, Лольда смогла разглядеть того, кто был скрыт в огне.
- Шажар! - узнала она. – Убирайся! Оставь меня в покое! Не я погубила тебя! – Крик Лольды перешел в обжигающий легкие кашель. Ведьма знала, что уже поздно что-то менять. Шажар умер от проклятия их крови и не важно, что виновной в его смерти была вовсе не она, а ее сестра Зильда. – Я не в ответе за ее действия... не мсти мне… - последние слова девушки были еле слышны, но вестник не мог не расслышать их, приблизившись вплотную.
- У тебя достаточно своих грехов, - раскалённое дыхание плавило кожу вокруг уха. – Пришло время платить по заслугам.
Последний истошный вопль ведьмы эхом разлетелся над бушующим в огне лесом, отдаленным отголоском доносясь до слуха оторопевших крестьян, собравшихся на окраине леса и не отваживавшихся пуститься в дальнейшую погоню сквозь огненное месиво.
- Все кончено, - подвел итог кузнец, разглядев сквозь пылающие деревья огненный силуэт, показавшийся на мгновение, а после растворившийся в пламени. – Мы отомщены.

Автор: MissisAckles

Местность - Лес жизни, Деревня Нарандерра

0

3

Возвращение Духа леса

Иллюстрация

http://hunterworld.ucoz.ru/Forum/imagesforforum/bMniZnLTXGA.jpg

Волк бежал по выжженной пустоши, перескакивая на ходу через обугленные остовы деревьев, прежде шумевшие своими могучими кронами, а теперь превратившимися в ничто. Зверь с трудом узнавал местность, хоть и провел свое детство под зеленым покровом этого леса. Его сердце, бешено колотившееся от долгого бега, тревожно сжималось, разливая по венам какую-то необъяснимую злость. Волк не понимал ее причину – ему и раньше доводилось пересекать пепелища после лесных пожаров, возникавших после ударов молнии или по вине людей, но сейчас было что-то другое, незнакомое, непонятное, но жутко раздражающее. Во время своего пути он не встретил ни одного живого существа. Все звери, кто не погиб в пожаре, покинули этот лес, вернее то, что осталось после леса, стараясь держаться подальше от этого кошмара, но его почему-то тянуло сюда. Что-то силой вело его туда, где он родился, где вырос, и где, после изгнания из стаи, уже давно не появлялся. Что случилось при его изгнании, он и сам толком не мог себе объяснить. Ему просто захотелось уйти. И это желание стало настолько настойчивым, что он стал злым, раздражительным, кидался на членов своей же стаи, что сделало его жизнь среди товарищей невыносимой. И его изгнали. Он не сопротивлялся. Он был рад, что обрел долгожданную свободу, лишь сейчас осознавая, что эта самая свобода всегда имела привкус того, что вело его сейчас обратно. И это злило, раздражало, бесило. Хотелось вцепиться зубами в первую попавшуюся головешку и раздробить ее на мельчайшие осколки, так, чтобы даже следа от нее больше не осталось. Но его продолжало тянуть вперед, заставляя бежать, стерев лапы до огрубевших мозолей. Встреться ему сейчас кто на пути, наверняка пожалел бы о своей самой наиглупейшей ошибке в жизни – зверь жаждал крови, жаждал убийств. И такая возможность ему представилась…
Вылетев на знакомую некогда поляну, волк увидел страшное зрелище – издыхающая волчица лежала, преградив своим телом вход в логово, где некогда вскормила его самого, а над ней восседала огромная птица, объятая самым настоящим пламенем, и безжалостно выклевывала плоть из зияющей раны на теле волчицы. Он никогда не видел подобного существа. С детства мать учила его бояться огня, ведь он обжигал, калечил, убивал, уничтожал все живое вокруг. Совсем как сейчас. Обгоревшие пейзажи сегодняшнего дня пронеслись перед глазами, и в центре их всех теперь отчетливо просматривался этот огненный силуэт. Магия, огненное проклятие погубило этот лес, уничтожая прямо сейчас последние остатки жизни могучего прежде леса. Мысли водоворотом закружились в волчьей голове. Но он ведь еще жив. Он здесь и сейчас. Он еще может что-то сделать. Он не позволит этой проклятой птице отнять у него самое дорогое. И пусть когда-то он был лишен всего этого, но он всегда знал, что с его домом все хорошо где-то там за высокими хребтами гор. Он чувствовал это. Как совсем недавно почувствовал нечто страшное и неправильное, заставившее его вернуться.
Услышав шаги, птица прервала свое занятие и повернулась к гостю. Раскинув пылающие крылья, устрашая врага своими размерами, она громко закричала и угрожающе двинулась на волка. Но звериная ярость не заставила себя долго ждать. Всего в один прыжок волк преодолел расстояние между ними и наверняка вцепился бы птице в шею, не окажись она такой проворной. Клыки сомкнулись на крыле птицы. Пасть невыносимо жгло, словно он вцепился в раскаленные угли, но зверь и не собирался ослаблять хватку. Ему нужно было лишь почувствовать под лапами твердую землю, чтобы его старания не оказались напрасными. Это оказалось не так просто. Птица, словно зная его замысел, подпрыгивала на месте, стараясь сбросить с себя врага вторым крылом и при этом, норовя раздробить ему голову мощным клювом. Снопы искр рассыпались по всей поляне в разные стороны от танцующей в смертельном танце пары. В воздухе пахло паленой шерстью и горелым мясом. Извиваясь всем своим телом, волк смог всего на несколько мгновений встать на твердую поверхность, но и этого оказалось достаточно, чтобы мощным рывком головы лишить птицу левого крыла. И снова протяжный птичий крик всколыхнул окрестности и затих, захлебнувшись в предсмертном хрипе, раздавшемся из разодранного вслед за крылом горла.
Стоило птице прекратить последние конвульсии, как словно по волшебству подул сильный ветер, разгоняя ночные тучи, сметая пепел с земли. Прихрамывая на переднюю лапу, волк подошел к волчице, успев поймать счастливый, благодарный взгляд издыхающего животного, прежде чем жизнь угасла в ее глазах навсегда. Лишь подойдя вплотную и ткнув мордой в бездыханное тело, волк заметил за ним несколько темных комочков, скрытых в тени в дальнем углу логова. Потянув носом воздух и прислушавшись, он убедился – волчата живы. Опустив голову и вжавшись носом во все еще теплую шкуру волчицы, зверь закрыл глаза: - Все хорошо, мама. Я вернулся!

Автор: MissisAckles

Местность - Лес жизни, Поляна возрождения

0


Вы здесь » Мийрон. Другое измерение » Фонтан знаний » Легенды и мифы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC